Алгоритм - управление и бережливое производство (lean, кайдзен, 5S)

Производительность труда в 2005-2015 годах в Российской Федерации

Представляем вашему вниманию выдержки из Социального бюллетеня (№ 9, июнь 2017), посвященного анализу Производительности труда в 2005-2015 годах в Российской Федерации, подготовленного Аналитическим центром при Правительстве России на основе имеющихся в открытом доступе официальных статистических данных Росстата, ОЭСР, МОТ, МВФ, годовых отчетов госкорпораций, компаний с государственным участием и частных компаний.

Оглавление

Краткие выводы

1. Производительность труда в экономике Российской Федерации
Уровень производительности труда в экономике России в 2005–2015 годах
Индексы производительности труда в экономике России в 2005-2015 годах
Соотношение индексов реального ВВП, реальной зарплаты и производительности труда

2. Производительность труда в отраслях экономики Российской Федерации и отдельных компаниях
Производительность труда в отраслях экономики
Производительность труда в отраслях естественных монополий
Производительность труда в госкорпорациях
Производительность труда в компаниях с государственным участием и в организациях частного сектора

3. Производительность труда в субъектах Российской Федерации

4. Вопросы производительности труда в документах стратегического планирования Российской Федерации

5. Факторы и причины, влияющие на производительность труда в экономике России, и возможные направления ее повышения

Приложение 1. Показатели производительности труда, используемые в различных версиях государственных программ Российской Федерации
Приложение 2. Факторы и причины, оказывающие влияние на производительность труда в Российской Федерации
Приложение 3. Предложения, направленные на повышение производительности труда в экономике России

Краткие выводы

Анализ имеющихся в открытом доступе официальных статистических данных Росстата, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Международной организации труда (МОТ), характеризующих производительность труда, показал, что в 2005–2015 годах в Российской Федерации сохранялся значительно более низкий (больше чем в два раза) уровень производительности труда в экономике, по сравнению с группами стран Европейского союза (далее — ЕС), «Большой семерки» (далее — G7), ОЭСР, причем в динамике этот разрыв практически не сокращался.

Наблюдаемая в 2005–2015 годах динамика индекса производительности труда в Российской Федерации в сочетании с сохранением низкого уровня производительности труда представляет собой достаточно опасное явление — как с точки зрения устойчивого экономического роста, формирования конкурентоспособной экономики, так и с позиций обеспечения социального развития страны, в т. ч. повышения уровня и качества жизни населения. В качестве единственного «позитивного» последствия данного явления можно назвать сдерживание безработицы — однако оно также чревато возникновением в перспективе негативных социально-экономических и политических последствий.

При этом вопросы производительности труда не получают адекватного отражения в документах стратегического планирования Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, не ориентированы на форсированное наращивание соответствующего целевого показателя, определенного Президентом Российской Федерации. Отсутствует системный, комплексный подход Правительства Российской Федерации к проблеме производительности труда как в целом по экономике России, так и отраслевом разрезе, учитывающий необходимость значительного повышения ее уровня и преодоления негативной траектории ее индекса. Выработка государственной политики и нормативно-правового регулирования в отношении производительности труда не определена в качестве задачи ни за одним федеральным органом исполнительной власти.

Несовершенны практика прогнозирования производительности труда, методические подходы к ее измерению; отмечается дефицит информации для анализа, оценки и мониторинга производительности труда.

Недостаточно внимания проблеме производительности труда, ее уровню и динамике уделяется госкорпорациями. Между тем, в частных компаниях, согласно данным выборочного изучения, при прочих равных условиях, обеспечивается более высокий уровень и темпы роста производительности труда, чем в компаниях с государственным участием.

Принимаемые и планируемые меры не заинтересовывают и не стимулируют бизнес к повышению уровня производительности труда в России, а их сохранение в перспективе без полного пересмотра не позволит достичь коренного перелома ситуации.

1. Производительность труда в экономике Российской Федерации

Уровень производительности труда в экономике России в 2005–2015 годах

Для характеристики уровня производительности труда в экономике России и проведения сравнений с группами стран по данному показателю использовались статистические данные, размещенные на официальных сайтах ОЭСР и МОТ в сети Интернет[1].

При этом осознаются известные недостатки межстрановых сравнений показателей производительности труда, вытекающие из различий отраслевых структур экономик стран с разной добавленной стоимостью, различий форматов включенности стран в мировую экономику.

В соответствии с методологией ОЭСР уровень производительности труда рассчитывается как отношение объема валового внутреннего продукта (далее — ВВП) в постоянных ценах в анализируемом году к совокупным затратам труда в эквиваленте полной занятости.

Методологии расчета показателей, характеризующих производительность труда

ОЭСР: Производительность труда (Labour productivity) рассчитывается как ВВП в расчете на час отработанного времени (GDP per hour worked). Для сравнения уровней производительности труда между странами ВВП в национальной валюте и текущих ценах конвертируется в единую валюту — доллары США по паритету покупательной способности (ППС).

МОТ: Производительность труда (Labour productivity) представляет собой количество продукции, произведенное за определенный период в расчете на одного работника. Рассчитывается как ВВП в постоянных ценах на общую численность занятых.

Росстат: Федеральная служба государственной статистики на основе разработанной методики оценки производительности труда осуществляет расчет производительности труда в целом по экономике и по основным видам экономической деятельности, производящим рыночные товары и услуги. В качестве концептуальной основы при разработке данной методики использовалось «Руководство ОЭСР по измерению роста производительности на уровне отрасли и на агрегированном уровне» (2001г.), подготовленное Статистическим Директоратом ОЭСР по науке, технологии и промышленности. Публикуемый Индекс производительности труда по экономике в целом рассчитан как частное от деления индексов физического объема ВВП и изменения совокупных затрат труда; по видам экономической деятельности — как частное от деления индексов физического объема выпуска по однородным видам деятельности и изменения совокупных затрат труда.

Согласно данным ОЭСР, в 2005–2015 годах уровень производительности труда в Российской Федерации имел тенденцию к росту, сходную с динамикой, наблюдаемой в зарубежных странах. Так, уровень производительности труда в России в 2015 году возрос на 19,8% по сравнению с 2005 годом. Для сравнения, прирост данного показателя за аналогичный период в странах ЕС и ОЭСР составил 9,3%, в странах G7 — 8,7%.

Общим явилось также снижение этого показателя в период мирового финансового кризиса 2008–2009 годов (Рисунок 1).

Уровень производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, долл. США, постоянные цены 2010 года по ППС

Рисунок 1. Уровень производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, долл. США, постоянные цены 2010 года по ППС

Вместе с тем, как видно из рисунка 1, в 2005–2015 годах в Российской Федерации сохранялся значительно более низкий (больше чем в два раза) уровень производительности труда в экономике по сравнению с рассматриваемыми группами зарубежных стран, особенно стран с развитыми экономиками. В динамике этот разрыв в анализируемом периоде практически не сокращался.

В статистических материалах МОТ уровень производительности труда оценивается по методике, отличной от используемой ОЭСР, ― как отношение объема ВВП к численности работников, занятых в экономике.

Статистические данные МОТ позволяют сделать вывод о том, что уровень производительности труда в России на протяжении 2005–2015 годов, рассчитываемый в долларах США в постоянных ценах 2005 года, отставал, например: от соответствующего среднего показателя в мире в 2015 году на 27%, от среднего по странам ЕС — на 81% и по группе стран G20 — на 41%.

Показатели уровня производительности труда в России и зарубежных странах, согласно статистике МОТ, оставались практически неизменными в 2005–2015 годах и лишь незначительно сокращались в 2009 году вследствие международного финансового кризиса (Рисунок 2).

Уровень производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, долл. США на одного работника, постоянные цены 2005 года

Рисунок 2. Уровень производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, долл. США на одного работника, постоянные цены 2005 года

Иная картина соотношения уровня производительности труда в России и зарубежных странах, в том числе в динамике, складывается при использовании статистических данных МОТ, базирующихся на оценках ВВП в постоянных ценах 2011 года по паритету покупательной способности (ППС).

Учет ППС, элиминирующий межстрановые различия покупательной способности национальных валют и обменных курсов, обеспечивает более высокую сопоставимость показателя ВВП в постоянных ценах (в долларах США) в странах и, соответственно, большую точность межстрановых сравнений уровней производительности труда.

С учетом ППС показатель уровня производительности труда в России, рассчитываемый по методологии и на основе данных МОТ, на протяжении анализируемого периода 2005–2015 годов превышал аналогичный показатель в мире в целом, а также средний по группе стран G20. В то же время сохранялось значительное отставание уровня производительности труда в Российской Федерации в сравнении со средним по странам, входящим в Европейский союз (Рисунок 3).

Уровень производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, долл. США на одного работника, постоянные цены 2011 года по ППС

Рисунок 3. Уровень производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, долл. США на одного работника, постоянные цены 2011 года по ППС

Индексы производительности труда в экономике России в 2005-2015 годах

В бюллетене при международных сравнениях на базе статистики ОЭСР использован расчетный показатель «индекс производительности труда» (в % к предыдущему году). Согласно расчетам по данным ОЭСР, динамика индекса производительности труда в экономике Российской Федерации в 2005–2015 годах отличалась крайней неустойчивостью, в отличии от более стабильной траектории изменения данного показателя в зарубежных странах (Рисунок 4).

Индекс производительности труда в Российской Федерации, странах Европейского союза, G7 и ОЭСР в 2005–2015 годах, %

Рисунок 4. Индекс производительности труда в Российской Федерации, странах Европейского союза, G7 и ОЭСР в 2005–2015 годах, %

Особенности изменения индекса производительности труда в экономике Российской Федерации проявляются не только в более «глубоком» снижении данного показателя в связи с международным финансовым кризисом в 2009 году, по сравнению с зарубежными странами, но и в отсутствии его заметной стабилизации или роста в посткризисный период. Подобная картина достаточно убедительно иллюстрирует более высокую уязвимость и зависимость экономики России от ситуации на международных товарных и финансовых рынках.

Обращает на себя внимание значительное снижение индекса производительности труда в экономике России в 2015 году по сравнению с предшествующим годом.

Наблюдаемая динамика индекса производительности труда в Российской Федерации в 2010–2015 годах (рассчитанного по данным ОЭСР) в сочетании с сохранением низкого уровня производительности труда представляет собой достаточно опасное явление — как с точки зрения устойчивого экономического роста, формирования конкурентоспособной экономики, так и с позиций обеспечения социального развития страны, в т. ч. повышения уровня и качества жизни населения. Едва ли не единственным «позитивным» последствием данного явления можно назвать сдерживание безработицы — однако оно также чревато возникновением в перспективе негативных социально-экономических и политических последствий.

На основе статистических данных МОТ также рассчитан индекс производительности труда, представляющий собой отношение уровня производительности в отчетном году к уровню производительности труда в предыдущем году, в процентах.

Согласно расчетам на основе данных МОТ, индекс производительности труда в 2005– 2015 годах изменялся неравномерно, как в целом в мире, в среднем по группам стран, входящим в Европейский союз и G20, так и в Российской Федерации.

При временных и межстрановых различиях тенденции изменения индекса производительности труда в мире, различных группах зарубежных стран и в Российской Федерации обладали значительным сходством: заметное сокращение в период мирового финансового кризиса и последующий рост, с постепенным выходом на докризисный уровень (Рисунок 5).

Индекс производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, постоянные цены 2005 года, %

Рисунок 5. Индекс производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, постоянные цены 2005 года, %

Сходная динамика индекса производительности труда в России и зарубежье наблюдается и при расчете данного показателя на основе постоянных цен 2011 года, долл. США, по ППС (Рисунок 6).

Индекс производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, постоянные цены 2011 года по ППС, %

Рисунок 6. Индекс производительности труда и его динамика в 2005–2015 годах, постоянные цены 2011 года по ППС, %

Использование различных методик расчетов подтверждает весьма тревожную тенденцию снижения индекса производительности труда в Российской Федерации, наметившуюся начиная с 2010 года.

Соотношение индексов реального ВВП, реальной зарплаты и производительности труда

Анализ соотношения индексов реального ВВП, реальной начисленной заработной платы, производительности труда в постоянных ценах (в % к предыдущему году) показал, что в динамике в 2005–2015 годах траектории изменения этих показателей практически полностью совпадали (Рисунок 7).

Индексы реального ВВП, реальной начисленной заработной платы, производительности труда в постоянных ценах в экономике России в 2005–2015 годах, %

Рисунок 7. Индексы реального ВВП, реальной начисленной заработной платы, производительности труда в постоянных ценах в экономике России в 2005–2015 годах, %

Приводимые данные, по существу, опровергают встречающиеся в отдельных публикациях утверждения о том, что в экономике Российской Федерации рост оплаты труда в течение длительного времени превышает темпы роста производительности, следствием чего является инфляция, рост себестоимости продукции, снижение прибыли, невозможность осуществления долгосрочных инвестиций за счет ускорения темпов роста накоплений и др. Начиная с 2012 года темпы роста реальной начисленной заработной платы стали достаточно устойчиво сокращаться и уже в 2015 году были ниже, чем индекс роста производительности труда в постоянных ценах.

Между тем, как известно, динамика заработной платы оказывает влияние на уровень расходов на конечное потребление домашних хозяйств в ВВП.

Как показывают расчеты на основе данных МВФ, уровень расходов на конечное потребление домашних хозяйств в России на 10–12% ниже, чем в группе зарубежных стран с близкими показателями ВВП в расчете на душу населения (22–25 тыс. долл. США, 2015 год, данные ОЭСР). Этот разрыв сохранялся в течение 2005–2015 годов (Таблица 1).

Таблица 1

Удельный вес расходов на конечное потребление домашних хозяйств в ВВП, в %

Удельный вес расходов на конечное потребление домашних хозяйств в ВВП, в %

Приведенные данные позволяют сделать вывод о том, что расходы организаций на рабочую силу и, соответственно, размер оплаты труда в России, не обеспечивают повышение расходов на конечное потребление домохозяйств до уровня стран со сходным объемом ВВП в расчете на душу населения.

Экономия на затратах на рабочую силу не только не стимулирует рост производительности труда, но и ограничивает личное потребление домашних хозяйств и, соответственно, спрос населения на производимые товары и услуги, что, в свою очередь, сдерживает заинтересованность не только в наращивании, но и в сохранении достигнутых объемов производства. Таким образом, политика оплаты труда, при прочих равных условиях, влияет на динамику производительности труда в экономике. В этих условиях назрела необходимость в выработке новых подходов к формам и методам организации оплаты труда как в реальном, так и бюджетном секторах экономики с целью усиления стимулирующего воздействия на рост производительности труда.

2. Производительность труда в отраслях экономики Российской Федерации и отдельных компаниях

Производительность труда в отраслях экономики

В открытом доступе имеется информация об индексах производительности труда в разрезе видов экономической деятельности в Российской Федерации. Статистические данные ОЭСР не позволяют оценить и сопоставить уровни производительности труда в России и зарубежных странах в отраслевом разрезе, в том числе в динамике в связи с различиями используемых классификаций отраслей экономики.

Данные Росстата позволяют сделать вывод о значительной дифференциации индекса производительности труда в отраслях экономики России и различиях его динамики в 2005–2015 годах, проявляющейся в неравномерности изменений в рассматриваемом периоде (Таблица 2).

Таблица 2.

Индекс производительности труда по России и основным отраслям экономики Российской Федерации (по разделам ОКВЭД) в 2003–2015 годах, в %

Индекс производительности труда по России и основным отраслям экономики Российской Федерации (по разделам ОКВЭД) в 2003–2015 годах, в %

Наиболее высокие значения индекса производительности труда были достигнуты:

  • в строительстве, оптовой и розничной торговле, в ремонте автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования, в гостиницах и ресторанах, на транспорте и связи — в 2006 году;
  • в обрабатывающих производствах и операциях с недвижимым имуществом, арендой и предоставлением услуг — в 2007 году;
  • в добыче полезных ископаемых — в 2009 году и т. д.

Судя по данным таблицы 2, даже в связи с мировым финансовым кризисом индекс производительности труда снизился далеко не во всех отраслях экономики Российской Федерации. В сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве, в рыболовстве, рыбоводстве и в добыче полезных ископаемых он не только не сократился в 2009 году по сравнению с предыдущим годом, но и, наоборот, вырос — в отличие от остальных отраслей.

В 2015 году, по сравнению с 2014 годом, отмечается снижение индекса производительности труда во всех отраслях экономики Российской Федерации, за исключением сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства, производства и распределения электроэнергии, газа и воды, где данный показатель вырос. При этом следует отметить максимально глубокое снижение индекса производительности труда в видах экономической деятельности, обеспечивающих предоставление услуг населению (оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования; гостиницы и рестораны; операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг), что может быть результатом, в том числе, сокращения спроса населения в связи со снижением реальных располагаемых денежных доходов и реальной начисленной заработной платы в 2015 году, по сравнению с 2014 годом.

Производительность труда в отраслях естественных монополий

Данные Росстата позволяют сопоставить уровни производительности труда в отраслях естественных монополий и сделать вывод об их значительной дифференциации. Наиболее высокий уровень производительности труда в 2015 году зафиксирован в отрасли «Транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам», минимальный — в отрасли «Услуги общедоступной почтовой связи».

Дифференциация уровней производительности труда в отраслях естественных монополий наглядно видна на рисунке 8.

Уровни производительности труда в отраслях естественных монополий в 2015 году, руб. на чел.

Рисунок 8. Уровни производительности труда в отраслях естественных монополий в 2015 году, руб. на чел.

По расчетам, проведенным на основе данных Росстата, в отраслях естественных монополий также различается динамика индекса производительности труда в 2006– 2015 годах (Рисунок 9).

Индексы уровня производительности труда в отраслях естественных монополий в 2006–2015 годах, в % к предыдущему году

Рисунок 9. Индексы уровня производительности труда в отраслях естественных монополий в 2006–2015 годах, в % к предыдущему году

Как следует из рисунка 9, динамика индекса производительности труда в отраслях естественных монополий в 2006–2015 годах была в основном сходной с тенденцией, наблюдаемой в экономике России в целом, и характеризовалась крайней неустойчивостью. Индексы производительности труда в отраслях естественных монополий в рассматриваемом периоде изменялись в широком диапазоне и далеко не всегда вследствие динамики экономической ситуации в стране и мире.

В процессе подготовки бюллетеня была предпринята попытка выявления факторов, влияющих на динамику индексов производительности труда в отраслях естественных монополий на примере отрасли «Транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам». В связи с отсутствием сопоставимых данных Росстата анализ проводился за 2006–2015 годы.

При проведении анализа индексы производительности труда сопоставлялись с иными экономическими показателями, характеризующими развитие отрасли в анализируемом периоде: • индекс роста среднемесячной заработной платы, в % к предыдущему году;

  • индекс изменения показателя «Отгружено товаров собственного производства, выполнено работ собственными силами», в % к предыдущему году;
  • индекс изменения тарифов на грузовые перевозки трубопроводным транспортом, в % к предыдущему году;
  • индекс изменения среднесписочной численности работников, в % к предыдущему году.

Представление анализируемых показателей в графическом виде показывает, что динамика индекса производительности труда в отрасли «Транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам» связана со всеми анализируемыми показателями (Рисунок 10).

Динамика показателей, характеризующих развитие отрасли «Транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам» в 2006-2015 годах

Рисунок 10. Динамика показателей, характеризующих развитие отрасли «Транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам» в 2006-2015 годах

Наиболее тесная связь показателя производительности труда с динамикой показателя «Отгружено товаров собственного производства, выполнено работ собственными силами», а также индекса тарифов на грузовые перевозки трубопроводным транспортом проявилась в 2010 году. В последующие годы траектории изменений всех анализируемых показателей практически совпадают.

Производительность труда в госкорпорациях

В настоящее время в Российской Федерации функционирует шесть государственных корпораций, в том числе пять, деятельность которых может, в принципе, оцениваться с использованием показателя производительности труда[2].

Однако, как показал проведенный анализ, данные о производительности труда содержатся в официальных материалах, в том числе в годовых отчетах, лишь трех госкорпораций, поскольку:

в годовых отчетах РОСНАНО показатели производительности труда не отражаются в связи с тем, что, как указывается в этих документах, данная госкорпорация «в силу специфики своей деятельности не производит продукцию и не оказывает услуги»;

в годовых отчетах Фонда развития ЖКХ сведения о производительности труда отсутствуют в связи с тем, что соответствующие показатели не входят в перечень ключевых показателей эффективности деятельности государственной корпорации.

Полученные в результате обобщения и анализа открытые данные о производительности труда в трех госкорпорациях приведены в таблице 3.

Таблица 3

Данные о производительности труда в трех госкорпорациях

Данные о производительности труда в трех госкорпорациях

Как следует из приводимых в таблице 3 данных, в госкорпорациях, равно как и в госпрограммах, используются различные методические подходы к оценке производительности труда, что, в сочетании с отсутствием описаний методов расчета соответствующих показателей, не позволяет сравнить их значения и динамику.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что далеко не во всех госкорпорациях показатели производительности труда стабильно отражаются в годовых отчетах. Лишь «Росатом» последовательно ежегодно фиксирует в отчетности индексы производительности труда, а начиная с 2014 года — также уровни производительности труда в разрезе дивизионов (Рисунок 11).

Производительность труда в дивизионах госкорпорации «Росатом», млн руб./чел.

Рисунок 11. Производительность труда в дивизионах госкорпорации «Росатом», млн руб./чел.

Госкорпорация «Ростехнологии» с 2014 года также стала приводить в годовых отчетах данные о выработке на одного работника в качестве характеристики уровня производительности труда в компании.

Приводимые данные позволяют сделать вывод о том, что, руководство госкорпораций уделяет недостаточное внимание проблеме производительности труда, ее уровню и динамике (данные о производительности представлены в отчетах компаний в минимальных объемах, соответствующие показатели не включены в КПЭ и т.д.) — в то время как эти экономические показатели относятся к числу важных характеристик экономической эффективности производства.

Производительность труда в компаниях с государственным участием и в организациях частного сектора

В рамках подготовки бюллетеня проведено выборочное изучение данных о производительности труда в компаниях с государственным участием и трех частных компаниях с государственным участием — ПАО «Газпром» (государство контролирует более 50% акций компании), ПАО «Аэрофлот» (51,17% акций компании принадлежит Российской Федерации), НК «Роснефть» (компания включена в перечень стратегических предприятий России. Ее основным акционером (50,00000001% акций) является АО «РОСНЕФТЕГАЗ», на 100% принадлежащее государству) и трех соответствующих по видам экономической деятельности частных компаний — ПАО «Новатэк», ОАО «Авиакомпания «Сибирь» и ОАО «Лукойл».

Сравнительная оценка уровней производительности труда в выборочной группе компаниях производилась, в связи с отсутствием иных данных, на основе показателя выручки в расчете на одного занятого за год (в млн руб.). При этом с целью обеспечения сопоставимости данных в динамике использовались сведения, имеющиеся в открытом доступе, за 2012–2015 годы (Рисунок 12).

Выручка в расчете на одного занятого в компаниях с государственным участием и соответствующих по виду экономической деятельности частных компаниях, в 2012–2015 годах, млн руб.

Рисунок 12. Выручка в расчете на одного занятого в компаниях с государственным участием и соответствующих по виду экономической деятельности частных компаниях, в 2012–2015 годах, млн руб.

Приводимые на рисунке 12 данные позволяют сделать вывод о том, что в частных компаниях во всех случаях обеспечивается более высокий уровень и темпы роста производительности труда, чем в компаниях с государственным участием.

Данный результат является, по-видимому, следствием целевых установок частного бизнеса и его последовательной практической реализации. Так, например, основной целью деятельности ОАО «Авиакомпания «Сибирь» является получение прибыли путем эффективного использования принадлежащего компании имущества в интересах самой компании и ее акционеров. ОАО «ЛУКОЙЛ» считает своей целью создание новой стоимости, поддержание высокой прибыльности и стабильности своего бизнеса, обеспечение акционеров высоким доходом на инвестированный капитал путем повышения стоимости активов компании и выплаты денежных дивидендов. Для достижения этих целей компания предполагает использовать все доступные возможности, включая дальнейшие усилия по сокращению затрат, росту эффективности своих операций, улучшению качества производимой продукции и предоставляемых услуг, применению новых прогрессивных технологий.

Ориентация на эффективность производства в интересах обеспечения прибыльности достигается, как видно из приводимых данных, в том числе за счет устойчивого роста производительности труда в частных компаниях.

Этот вывод подтверждается данными двух нефтегазовых компаний — НК «Роснефть» и ОАО «Лукойл» за более длительный период — 2006–2015 годы. Как видно из рисунка 13, рост объемов выручки и производительности труда в компании с государственным участием НК «Роснефть» обеспечивался в том числе за счет увеличения численности занятых, в то время как в частной компании ОАО «Лукойл» — главным образом вследствие достаточно последовательного, практически ежегодного снижения численности занятых.

Динамика производительности труда, объема выручки и численности занятых на нефтегазовых компаниях за 2006–2015 годы, в % к предыдущему году

Рисунок 13. Динамика производительности труда, объема выручки и численности занятых на нефтегазовых компаниях за 2006–2015 годы, в % к предыдущему году

Таким образом, на примере выборочной совокупности компаний, относящихся к одним видам экономической деятельности, можно сделать вывод о том, что при прочих равных условиях в частных компаниях достигаются более высокие уровни и темпы роста производительности труда, в том числе за счет устойчивого сокращения численности персонала.

3. Производительность труда в субъектах Российской Федерации

Росстат не рассчитывает показатель «Уровень производительности труда» в разрезе субъектов Российской Федерации, ограничиваясь расчетами индекса производительности труда.

Согласно данным Росстата, индекс производительности труда дифференцируется в разрезе субъектов Российской Федерации. Так, например, его максимальное значение в 2015 году зафиксировано в Тамбовской и Тульской областях (107% и 106,6% соответственно), минимальное значение — в Волгоградской области (94,7%), в Калужской области (96%), в Карачаево-Черкесской Республике, Омской области, в Хабаровском крае (97,6–97,7%).

Крайне неустойчивым было изменение индекса производительности труда в субъектах Российской Федерации в динамике в 2005–2015 годах.

При этом, если в преобладающей части субъектов Российской Федерации в 2009 году, в период мирового финансового кризиса, произошло значительное сокращение индекса производительности труда, то в других регионах (Республика Коми, республики Северного Кавказа) сокращение данного показателя не происходило.

Более того, в 9 регионах России в 2006–2015 годах сохранялся устойчивый ежегодный прирост индекса производительности труда, в том числе в период международного финансового кризиса: республики Адыгея, Башкортостан, Дагестан, Марий Эл, Архангельская, Белгородская, Пензенская и Томская области.

Выявление причин региональной дифференциации индекса производительности труда и динамики его изменений предполагает необходимость проведения специального углубленного исследования, в том числе факторного анализа.

Можно в этой связи предположить, что к числу факторов региональной дифференциации индекса производительности труда относится отраслевая структура экономик субъектов Российской Федерации, состояние материально-технической базы отраслей, наличие рабочей силы требуемой квалификации и пр.

В то же время наблюдаемая региональная дифференциация может быть следствием недостаточного внимания руководителей субъектов Российской Федерации к проблеме повышения производительности труда и дефицита соответствующих практических действий.

В этой связи следует отметить, что индекс производительности труда не входит в перечень показателей оценки эффективности деятельности руководителей федеральных органов исполнительной власти по созданию благоприятных условий ведения предпринимательской деятельности (до 2018 года), а также в перечень показателей оценки эффективности деятельности высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации по созданию благоприятных условий ведения предпринимательской деятельности (до 2018 года), определенных распоряжением Правительства Российской Федерации от 10 апреля 2014 г. № 570-р. Соответственно, у руководителей субъектов Российской Федерации отсутствуют целевые установки на повышение производительности труда в регионе.

В открытом доступе данные об индексах производительности труда на уровне федеральных округов отсутствуют, что осложняет оценку данного показателя в укрупненном разрезе. По этой причине были рассчитаны соответствующие индексы производительности труда в федеральных округах — как средние арифметические значения индексов производительности труда субъектов Российской Федерации, входящие в их состав в соответствующем году (Рисунок 14).

Индексы производительности труда и их динамика в разрезе федеральных округов в 2006–2015 годах, %

Рисунок 14. Индексы производительности труда и их динамика в разрезе федеральных округов в 2006–2015 годах, %

Полученные данные показывают, что дифференциация индексов производительности труда и тенденций их изменений прослеживается и в разрезе федеральных округов, что требует дополнительного изучения и оценки.

4. Вопросы производительности труда в документах стратегического планирования Российской Федерации

Показатель производительности труда не входит в перечень основных целевых показателей, определенных Стратегией инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года (2011 год). Не определены Стратегией и параметры его изменения к 2020 году.

Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018 года (новая редакция) предусматривают рост производительности труда в 2018 году по отношению к 2011 году в 1,5 раза; то есть предполагается, что ежегодный индекс производительности труда составит не менее 106%. Фактические значения данного показателя в 2012–2015 годах были значительно ниже и к тому же имели отрицательную динамику.

Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года[3] (от 30 апреля 2013 г.), разработанный Минэкономразвития России, содержит три варианта индексов производительности труда, в том числе их среднегодовые значения в различные периоды.

Таблица 4

Показатели прогноза индексов производительности труда по данным Прогноза долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года, %

Показатели прогноза индексов производительности труда по данным Прогноза долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года, %

Ни один из вариантов прогноза производительности труда в 2011–2015 годах не был реализован.

Вопросы производительности труда отражены также в стратегиях развития отраслей экономики России, утвержденных Правительством Российской Федерации или уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.

Анализ показал, что в 13 отраслевых стратегиях, в том числе в четырех, принятых позднее 2012 года, вопросы повышения производительности труда и какие-либо показатели, предусматривающие ее повышение, вообще не рассматриваются.

В 9 отраслевых стратегиях, утвержденных Правительством Российской Федерации или уполномоченными федеральными органами исполнительной власти, содержатся данные о производительности труда, однако, как следует из приводимой ниже таблицы, измеряемые посредством различных показателей. В результате данные о производительности оказываются несопоставимыми в отраслевом разрезе, в том числе в динамике.

Таблица 5

Показатели производительности труда, используемые в различных действующих отраслевых стратегиях

Показатели производительности труда, используемые в различных действующих отраслевых стратегиях

Вопросы производительности труда отражаются также в государственных программах Российской Федерации.

Проведенный анализ показал, что показатели производительности труда в качестве целевых показателей зафиксированы в 11 государственных программах, определяющих перспективы развития отраслей реального сектора экономики Российской Федерации.

Судя по материалам рассматриваемых государственных программ Российской Федерации (далее — государственные программы, программы, госпрограммы), при их разработке использовались различные методические подходы, что проявляется в дифференциации показателей, используемых для измерения производительности труда в отраслях экономики.

Применяются, главным образом, две группы показателей:

  • индексы/темпы роста производительности труда и/или темпы роста выработки на одного работника. При этом в качестве базы для расчетов используются различные годы: в одних случаях в качестве базы используется 2011 год, в других — 2013 или 2014 год, в-третьих — предыдущий год. В расчетах применяются также различные ценовые показатели — текущие и/или постоянные;
  • уровни производительности труда и/или объемы выработки на одного работника. Данный показатель используется только в двух государственных программах Российской Федерации — «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы» и «Энергоэффективность и развитие энергетики».

Кроме того, в ряде государственных программ используются иные, специфические показатели, не разрабатываемые Росстатом и не используемые в международной статистике:

  • в программе «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» — «Индекс производительности труда (показатель, ориентированный на потребительский рынок) по отношению к предыдущему году, в %» и «Индекс производительности труда (показатель, ориентированный на инвестиционный и промежуточный спрос) по отношению к предыдущему году, в %»;
  • в программе «Развитие судостроения и техники для освоения шельфовых месторождений на 2013–2030 годы» — показатель «Рост производительности труда (выработки на одного работающего) в научных и проектных организациях по отношению к 2013 году, в %».

Методика расчетов этих показателей в текстах вышеупомянутых госпрограмм не описывается.

Различия методических подходов, использованных в отраслевых государственных программах, проявляются также в дифференциации уровней детализации показателей, используемых для характеристики производительности труда.

В преобладающей части программ используются показатели динамики производительности труда в разрезе подотраслей отрасли экономики. В государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы, госпрограммах «Развитие рыбохозяйственного комплекса», «Развитие оборонно- промышленного комплекса», «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» используется один интегрированный показатель производительности труда, не дифференцированный в разрезе подотраслей.

Различия методических подходов к измерению производительности труда, использованных в отраслевых государственных программах на этапе их разработки, практически исключают возможности межотраслевых сравнений, а также оценки соответствия отраслевых показателей производительности труда аналогичным показателям, определенным иными документами стратегического планирования (например, Основными направлениями деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018 года, прогнозами социально-экономического развития Российской Федерации, разрабатываемыми Минэкономразвития России, и др.). Затрудняется интегральная оценка планируемых изменений производительности труда в целом по отраслям реального сектора экономики, а также возможность определения обоснованности планируемых показателей.

Это является частью общей проблемы при формировании показателей государственных программ, из которой следует с одной стороны целесообразность дополнения методических указаний Минэкономразвития России по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации положениями, определяющими дополнительные требования к сопоставимости показателей не только между подпрограммами, но и со смежными отраслевыми программами, стратегическими документами; с другой стороны – необходимость более четкого соблюдения требований, установленных методическими указаниями Минэкономразвития России по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации[4].

Данные приложения 1 показывают, что в новых редакциях большинства государственных программ Российской Федерации отраслевой направленности, утвержденных Правительством Российской Федерации в 2017 году, используются иные, расширенные по сравнению с версией 2014 года, перечни показателей производительности труда, либо прежние показатели в иных формулировках.

Расширение перечней показателей производительности труда может расцениваться как позитивное действие, вызванное стремлением разработчиков более полно и объективно характеризовать и количественно измерять результаты реализации отраслевых программ, в том числе в связи с изменениями экономической ситуации в стране и мире.

Что касается изменений формулировок показателей, то они зафиксированы в государственной программе Российской Федерации «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы» в версии 2017 года. Изменения носят не только лингвистический, но и содержательный характер, предусматривая корректировку значений планируемых показателей производительности труда в 2017–2020 годах, по сравнению с версией 2014 года (Рисунок 15).

Показатели производительности труда в государственной программе Российской Федерации «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы» в версиях 2014 и 2017 годов, тыс. руб.

Рисунок 15. Показатели производительности труда в государственной программе Российской Федерации «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы» в версиях 2014 и 2017 годов, тыс. руб.

Как следует из рисунка 15, версией 2017 года государственной программы Российской Федерации «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы» предусматривается снижение уровней производительности труда как в целом в отрасли, так и в подотраслях авиационной промышленности, по сравнению с версией 2014 года.

Версия программы 2017 года предусматривает также, как показали расчеты, снижение ежегодных темпов роста производительности труда, по сравнению с версией 2014 года, как в целом по отрасли авиастроения, так и по большинству подотраслей — на фоне значительных различий данных показателей в разрезе подотраслей. Исключение составляет лишь авиационное приборостроение, где в версии 2017 года определены более высокие темпы роста производительности труда по сравнению с предыдущей версией госпрограммы (Рисунок 16).

Темпы роста производительности труда в промышленных организациях, определенные государственной программой Российской Федерации «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы» в версиях 2014 и 2017 годов, год к году, %

Рисунок 16. Темпы роста производительности труда в промышленных организациях, определенные государственной программой Российской Федерации «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы» в версиях 2014 и 2017 годов, год к году, %

Прогнозируемое снижение показателей производительности труда в авиастроении в программе 2017 года, по сравнению с предыдущей версией, может расцениваться как реакция на введение экономических санкций со стороны США, Евросоюза и Украины.

В то же время в обновленной программе предусматриваются высокие индексы роста производительности труда в отрасли в целом и во входящих в нее подотраслях. Эти темпы значительно превышают целевой показатель, определенный Президентом Российской Федерации — ежегодный рост минимум на 5–6%.

Показатели производительности труда (индекса роста производительности труда) скорректированы также в версиях 2017 года других отраслевых государственных программ (Таблица 6).

Таблица 6

Изменение целевых показателей государственных программ в версиях 2014 и 2017 годов

Изменение целевых показателей государственных программ в версиях 2014 и 2017 годов

Так, целевые значения индекса производительности труда увеличены в государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы и в государственной программе «Развитие рыбохозяйственного комплекса».

Стремление добиться повышения производительности труда в рамках реализуемых госпрограмм объяснимо с учетом вышеприведенного целевого показателя, определенного Президентом Российской Федерации.

Однако государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия не ориентирована на достижение этого показателя: в ней вообще не предусмотрен рост индекса производительности труда в 2017–2020 годах.

В связи с данными таблицы 6 возникает сомнение в обоснованности изменения индексов производительности труда в 2014 и 2015 годах в версии 2017 года государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, целевых значений. Корректировка подобного рода может расцениваться как результат недостаточной обоснованности оценки и прогнозирования индекса производительности труда в отрасли ответственным исполнителем данной госпрограммы — Минсельхозом России на этапе разработки программы.

Прогнозируемые значения индекса производительности труда увеличены также в версии 2017 года программы «Развитие рыбохозяйственного комплекса», по сравнению с предыдущей редакцией данной программы. При этом, как следует из таблицы 6, среднегодовые значения роста производительности труда к 2020 году, прогнозируемые в рамках данной программы, арифметически близки целевому показателю, определенному Президентом Российской Федерации.

5. Факторы и причины, влияющие на производительность труда в экономике России, и возможные направления ее повышения

В целях изучения факторов и причин, оказывающих влияние на уровень и динамику производительности труда в Российской Федерации, были обобщены и изучены имеющиеся в открытом доступе данные российских экспертов, информационные материалы Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации[5], аналитические доклады зарубежных консалтинговых центров (McKinsey & Company)[6], результаты социологических опросов, раскрывающих отношение бизнеса к проблеме производительности труда.

Проведенный анализ материалов и документов показал, что к настоящему времени в экспертном сообществе существует достаточно четкое представление о факторах и причинах, оказывающих влияние на уровень и динамику производительности труда в экономике Российской Федерации, в том числе предопределяющих отставание России по этому показателю от экономически развитых стран.

Судя по полученным данным, факторы, влияющие на производительность труда, могут быть условно, по времени возникновения, разделены на две группы: «традиционные», корни которых уходят в дореформенный период, и «новые» факторы, возникшие вследствие реформ, проводимых в России начиная с 90-х годов ХХ века.

К числу «традиционных» факторов относятся наличие устаревших, изношенных производственных мощностей и инфраструктуры, отсталые технологии, в том числе ИТ, дефицит квалифицированных кадров.

В новой России возникли дополнительные факторы и причины, влияющие на производительность труда в экономике (приложение 2), усугубляющие влияние «традиционных» факторов. Среди них особо следует отметить макроэкономические факторы, коррупцию, непрозрачное и избыточное регулирование бизнеса и производственных процессов со стороны государства, устаревшее трудовое законодательство и др.

Следует отметить, что далеко не все известные факторы и причины, влияющие на производительность труда, приведенные в приложении 2, принимаются во внимание Минэкономразвития России.

В выступлении министра экономического развития и торговли Российской Федерации на заседании Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам выделены четыре ключевые проблемы низкой производительности труда: низкий уровень у предприятий проблемной группы управленческих и технологических компетенций, необходимых для качественного скачка в производительности; неразвитость механизмов проектного финансирования, необходимых для реализации проектов по повышению эффективности производства; значительный объем барьеров, мешающих повышению производительности, которые сосредоточены не только и даже не столько в Трудовом кодексе, сколько в многочисленных нормах отраслевого регулирования; высокие социальные риски массовых сокращений и не всегда работающие механизмы быстрого поиска новой работы и переобучения и повышения квалификации сотрудников[7].

Подобного рода ограниченный, не комплексный подход к оценке факторов производительности труда настораживает, поскольку работу в рамках приоритетного проекта «Производительность труда», разрабатываемого Минэкономразвития России предполагается направить на преодоление этих, далеко не основных проблемных зон. Результатом может стать недостижение целей и задач данного проекта, а также неэффективное расходование бюджетных средств на его разработку и реализацию.

В рамках подготовки бюллетеня были изучены также предложения российских и зарубежных экспертов, направленные на повышение производительности труда в экономике Российской Федерации, в обобщенном виде представленные в приложении 3.

Предложения, как видно из приложения 3, предусматривают действия как государства, так и самого бизнеса, и направлены на преодоление действия факторов, сдерживающих рост производительности труда в экономике России.

Из приложения 3 следует, что предлагаемые направления и действия как со стороны государства, так и со стороны бизнеса, носят значительно более системный, комплексный и содержательный характер, по сравнению с направлениями действий, предлагаемых Минэкономразвития России. В этой связи целесообразно учесть эти факторы в качестве мероприятий приоритетного проекта «Производительность труда».

Приложение 1. Показатели производительности труда, используемые в различных версиях государственных программ Российской Федерации 

Приложение 2. Факторы и причины, оказывающие влияние на производительность труда в Российской Федерации

Приложение 3. Предложения, направленные на повышение производительности труда в экономике России

Приложения 1-3 можно посмотреть в описываемом документе по этой ссылке

Сноски

[1] в открытом доступе отсутствуют данные Росстата, характеризующие уровень производительности труда в целом по экономике Российской Федерации

[2] Государственная корпорация по космической деятельности (далее — Роскосмос), Государственная корпорация «Российская корпорация нанотехнологий» (далее — Роснано); Государственная корпорация — Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства (далее — Фонд развития ЖКХ); Государственная корпорация по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии»; Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом».

[3] Минэкономразвития России, http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/macro/prognoz/doc20130325_06

[4] Согласно п.22 Методических указаний по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации (Утверждены приказом Минэкономразвития России от 16 сентября 2016 г. № 582) используемые показатели должны соответствовать требованию сопоставимости, то есть выбор показателей (индикаторов) следует осуществлять исходя из необходимости непрерывного накопления данных и обеспечения их сопоставимости за отдельные периоды с показателями (индикаторами), используемыми для оценки прогресса в реализации сходных (смежных) подпрограмм, а также с показателями, используемыми в международной практике.

[5] Источники: http://www.council.gov.ru/media/files/41d506606b01b7a24811.pdf; http://www.council.gov.ru/media/files/CQNOp1HscHaTulPa5BYZesqLNqUSQeHw.pdf

[6] Источник: http://pandia.ru/text/78/464/87224.php

[7] Источник: http://economy.gov.ru/minec/press/news/2017220301

algoritminfo

Публикую новости, статьи, рубрика "В блогах"

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *